Записи за месяц: Февраль
19:15 

Веретено

- Где оно?! – взвизгнул тонкий девичий голосок.
- Ваше Высочество, пожалуйста успокойтесь. Не нужно…
- Где?!
В комнате принцессы, которая была известна как Спящая Красавица, царил настоящий хаос – шкафы были открыты нараспашку, а богатые и красивые платья, раньше висевшие там, сброшены на пол; книжные полки пустовали – их содержимое постигла та же участь, что и наряды. Маленький столик, на котором стояла вазочка с фруктами и кувшин со всегда горячим южным вином, перевернутым валялся на полу.
Спящую Красавицу не интересовали наряды, любимые с детства книги и заморские кушанья. Последние несколько лет она носила всего одно платье, уже изрядно потрепанное и ветхое, почти ничего не ела, а про книги забыла уже очень давно. Да и зачем они были нужны, когда существовала возможность пережить все то, что в них писали лишь уколов палец?
- А, вот же оно… - Спящая Красавица достала из-под матраса деревянное веретено.
Первой Фрейлине оставалось только беспомощно смотреть, как принцесса улеглась прямо на полу, пустыми глазами уставившись куда-то вдаль. Она не видела над собой ничего – ни расписанного под звездное небо потолка, ни лица Фрейлины, присевшей рядом с ней. И совершенно незаметно подошедшего к ней принца Альберта…
- Ваше Высочество, - Фрейлина встала и поклонилась.
- Опять, – с тяжелым вздохом произнес Альберт. Он перенёс Спящую Красавицу на кровать и сел рядом.
- Нужно как-то все это прекратить, - робко сказала Фрейлина.
- Как? Ее первое веретено я сломал пополам. Потом появилось второе, третье… Откуда они берутся?
- Прошу прощения, но я понятия не имею - мы не выпускаем Её Высочество из комнаты.
- Проклятье! – сквозь зубы выругался принц Альберт, переломив злополучную деревяшку об колено. – Без веретена она чуть ли не лезет на стену, а с ним…
- Мы останемся без принцессы, а вы – без невесты, - с печалью в голосе произнесла Фрейлина.
- Невеста? Нет, мои родители против этой свадьбы. Я и сейчас-то зашел, чтобы попрощаться, но вижу, что это не имеет смысла.
- Ваше Высочество, вы ведь единственный человек, что у неё есть. Не делайте этого!
- А как же ты?
- Я… - Фрейлина смущенно опустила взгляд. – Я скоро уеду из Королевства. Я выхожу замуж.
- Видишь? Всем нам нужно устраивать свою жизнь, и возиться с психопаткой, живущей где-то в своих снах, никому не хочется!
- Вы клялись ей в вечной любви…
- Да. Я это помню. Но что делать-то? Я не могу так жить. Ты тоже не сможешь. И так остаться в замке согласились только мы с тобой. Хватит! – принц Альберт вышел, громко хлопнув дверью.
Фрейлина тоже ушла, бросив прощальный, полный грусти взгляд на кровать, где лежала Спящая Красавица. Она все еще находилась в полузабытье, блуждая по своим мечтам, снам, и уже не надеясь вырваться из них. Грезы стали её жизнью, глубоко проникли в разум.
Они построили там свой замок за стеной из колючих роз. Большой, светлый, красивый, достающий своими башнями до самых облаков. Его освещало солнце – всегда. Шаловливый ветер играл яркими флагами на стенах и башнях, между которыми сновали туда-сюда юркие ласточки. Счастьем был наполнен, казалось, сам воздух…

***
Дверь тихо скрипнула, и в комнату вошла закутанная в черные лохмотья Злая Фея. Осторожно переступая через разбросанные на полу вещи, она подошла к кровати, где лежала Спящая Красавица и вложила в руку девушки новое веретено.
- Спи, дитя мое, - скрипучим голосом произнесла она, наблюдая, как Спящая Красавица сжимает исколотыми пальцами кусок дерева, наполненный грезами. – Спи сладко и не тревожься ни о чем. Все будет хорошо. Всегда.

Вопрос: +
1. ♥  1  (100%)
Всего: 1
20:12 

"Наверх!"

Как же глубока эта пропасть! Как же высоки стены, как же далеко отсюда небо! Крохотное пятнышко, играющее всеми оттенками голубого, синего, серого а порой даже золотого и алого, обрамлённое камнем. Он холодный, бесстрастный, способный плакать лишь когда капли дождя стекают по нему и собираются в лужицы на самом дне пропасти.

Как же она глубока…

А где-то там, над каменными стенами, над бездонным провалом кому-то светит солнце. Тёплые золотые лучи гладят кого-то по щекам, волосам, ласкают и обогревают, дарят надежду. Если иногда едва ощутимые обрывки тепла попадают сюда, на дно пропасти, то каково же там, наверху?!

Наверное, безумно тепло.

Интересно, ценят ли этот дар, живущие наверху? Кто знает, может они ругают треклятое солнце за те дары, что оно преподносит. Может, прячутся от него? Или наоборот, благодарны и признательны доброму светилу, так щедро разбрасывающему повсюду кусочки золота?

Как же она глубока…

В те редкие минуты, когда небо над головой заливает светом, особенно хочется попытаться уцепиться за камень пальцами, найти какой-нибудь удобный уступ… и снова, и снова, унимая сбивающееся дыхание, искать удобную опору рукам и ногам, приближаясь к солнцу. Плечи и спина ноют, руки немеют от холода и усталости и, с каждой секундой, с каждым неудавшимся рывком приходит понимание того, что и этот подъём будет неудачным, что и эта попытка вырваться из каменных холодных объятий не удастся.

Ох, как там хорошо!

Пальцы скользят, и солнце, сияющее где-то высоко и далеко, делается вдруг еще дальше, ещё выше. Золотое пятнышко стремительно уменьшается, на миг перехватывает дыхание, а от удара темнеет в глазах. Тело сковывает болью, холодом и отчаянием; пошевелить хотя бы пальцем, чуть-чуть двинуться делается задачей не проще, чем добраться до солнца.

Как же она глубока...

Небо делается еще дальше, а камень вокруг сжимает объятья еще крепче. А солнце наверху сияет и греет, даже не представляя о том, что кто-то жить не может без его света и тепла, плачет в тоске вместе с заливающим дно пропасти дождём. Царапает в исступлении пальцами камни, раз за разом тянется к источнику жизни и счастья, раз за разом срывается, теряя в мгновения падения надежду когда-то увидеть солнце не из каменного мешка.

Еще раз!

Пальцы со временем покроются мозолями, станут крепче, спина и ноги – сильнее. Когда-то удастся уцепиться за тот камень, до которого никак не удавалось дотянуться, и тогда солнце сделается еще ближе, пусть даже ясно будет, что и эта попытка закончится падением. Удар о камень уже не будет таким болезненным, таким сковывающим, а каменные стены разойдутся, давая свободно дышать.

Как же она глубока!

Вопрос: +
1. ♥  0  (0%)
Всего: 0
22:35 

В плену у свечи

Пальцы, вцепившиеся в перо - только бы его не сломать! - дрожат от волнения. Сегодня у меня есть свеча. Сегодня я могу писать.

Спичка в левой руке, перо в правой - а мысли уже крутятся я вокруг первой фразы. Тихое шершавое шипение серной головки, скребнувшей о камень - и вот, темнота сгущается вокруг моего стола, пера, чернильницы и стопки бумаги. Не осталось больше ни тоскливо-серых стен, ни холодного пола, ни то ли обеда, то ли ужина, о котором я совершенно забыл.

Теперь у меня есть только время, которым нужно распорядиться с толком.

Я не помню, сколько я уже здесь. Не помню и то, как докатился до крошечной комнатки-камеры, почти каменного мешка, как пожертвовал свободой - за что? Наверное, за возможность ждать свечу и ту радость, что она приносит.

А была ли у меня эта самая другая жизнь? Хоть убей не помню - а раз так, то можно и не пытаться вспоминать о ней, эти усилия явно ничего толкового не принесут. Важно то, что я жив именно сейчас, когда горит свеча, ради которой я прожил этот... день ли? Я считаю отжитое не по приемам пищи и не по желанию спать - именно белый воск с ниткой я определил себе отправной точкой. Какая разница, поем я или останусь голодным, высплюсь или буду "клевать носом" - у меня есть моя свеча. А остальное не так уж важно.

Но, как бы мне этого ни хотелось, из целого дня моей жизни освещены лишь краткие несколько мгновений – может, кому-то они покажутся часами или минутами, но для меня это время проносится коротко и ярко, как росчерк молнии. В остальное время вокруг меня тяжёлая, почти осязаемая тьма, запертая вместе со мной в холодном камне. Конечно, это время можно с чистой совестью потратить на отдых, но мне этого не хочется. Чуть не на стенку лезу, понимая, сколько часов было выброшено впустую!

Это, впрочем, не самое худшее - однажды мне принесли лишь одну свечу, забыв приложить к ней спичку.

Белый воск тает неумолимо быстро, как мне кажется - я стараюсь не смотреть на свечу, это отнимает лишние секунды. Прочтет ли кто-то слова, что подарила мне свеча - не знаю. Похвалят? Обругают? Мне нет до этого дела.

Я просто не смею ни о чем другом думать, пока могу выводить на бумаге чернильные строчки. Сколько свечей еще будет в моей жизни? Сотня или больше? Десяток? А может быть, эта - последняя?! Мысль быть запертым в каменной темнице без единого лучика света меня, мягко говоря, не радует. Да ладно, больше того - она пугает до тошноты.

Последние строчки всегда самые размашистые, самые яркие и торопливые, словно я пишу в последний раз - а, может, так и есть, кто знает? Быстрее, быстрее... сколько раз еще в моей жизни появится свеча?

Хочется надеяться, что эта не была последней.

Вопрос: +
1. ♥  1  (100%)
Всего: 1

Лаборатория чудес

главная